Краеведение | Отдел "ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАЙОННАЯ БИБЛИОТЕКА"
Краеведение

Краеведение

«Краеведение есть в сущности жизневедение»

В. Бианки

Знаменитые земляки.

Афанасий Коптелов.

На залесовской земле родился один  из известных сибирских писателей Афанасий Коптелов. В книге «Минувшее и близкое» он вспоминает о своем детстве: «Дед мой со стороны отца жил в деревне Шатуново Барнаульского уезда Томской губернии. Он был неграмотным, но любил слушать чтение «гражданских» книжек. Помню, долгими зимними вечерами один из его младших сыновей читал вслух «Морские рассказы» Станюковича.

«Здесь, в Шатунове, в доме деда, я и родился (6 ноября 1903 года по новому стилю). За два месяца до моего рождения отец был призван на действительную службу и отправлен в Манчжурию. Мать не поладила со свекровью, хотя бабушка Ульяна была очень миролюбива. Отец, вернувшись с войны после ранения, вскоре потребовал выдела из семьи. В надел он получил старую рыжую кобылу да скрипучую телегу. Вот и все. Запряг отец рыжуху, привязал к телеге Синюху – корову (приданое матери), и мы поехали за двадцать верст в волостное село Залесово, к деду Родиону Третьякову, к батьке, как научили меня звать его.

Дом у него был добротный и теплый, но на редкость мрачный, хмурый, суровый. Передние углы занимали «божницы» — полки с иконами, преимущественно медными…Батька был мастер на все руки: сеял хлеб, разводил скот, плотничал и столярничал, делал «придумки». Однажды он смастерил ухват на колесиках, чтобы легче было ставить в печь и вынимать оттуда тяжелые корчаги с  суслом.

В полутемной, продымленной ладаном горнице собирались на моленье староверы-кержаки: батька Родион считался лучшим чтецом церковнославянских книг».

Шестнадцатилетним пареньком, когда в стране бушевала революция и гражданская война, Коптелов уходит из родительского дома. С этого времени для него начинается полоса жизненных «университетов». Он был книгоношей, учился на курсах «красных учителей», работал заведующим волостным земотделом, председателем волостной тройки по ликвидации безграмотности. Вечерами много читал и писал первые заметки.

В 1921 году А.Коптелов организовал коммуну «Красный пахарь» и стал ее председателем. Его заметки стали чаще появляться на страницах краевой газеты «Сельская правда». В конце 1923 года он работает в аппарате этой газеты, возглавлял отдел юмора и сатиры – «Оглоблей по затылку». Затем он на протяжении шести лет вел отдел деревенской жизни в бийской окружной газете «Звезда Алтая».

По-настоящему творческий путь писателя начался с приходом его в журнал «Сибирские они». В конце 20-х- начале 30-х годов А.Коптелов увлеченно, талантливо и много работал как очеркист.

Писатель совершает продолжительные поездки по Алтаю, пробирается в самые заповедные его уголки, ночует в палатках, у охотничьих костров, встречается с интересными людьми, записывает народные алтайские легенды, поверия, сказания.

Автор активно откликается на события, происходящие в стране; написан роман о Турксибе – «Светлая кровь», роман «На – гора» — о шахтерах Кузбасса.

В середине 30-х годов Коптелов создает роман «Великое кочевье», вобравший в себя богатейший запас знаний писателя об Алтае и его людях. Роман выдержал множество изданий, считается одной из лучших книг, посвященных «великому перелому» в жизни народов России – коллективизации. «Великое кочевье» — художественная энциклопедия жизни и быта алтайцев. Предания и поверья, гулянья – опыны, песни, свадебные обряды и заклинания, совершаемые над новорожденным младенцем, выбор его имени – все запечатлено достоверно.

В первые послевоенные годы из-под пера А.Коптелова  вышли две повести – «Снежный пик» и «Навстречу жизни». Первая посвящена восхождению группы альпинистов на Белуху, в основе второй – судьба экспедиции инженера-изыскателя Александра Кошурникова, исследовавшей в 1942 году в Восточных Саянах путь для будущей железнодорожной трассы Абакан-Тайшет.

Влюбленный в свой край, А.Коптелов неизменно остается певцом Сибири, ее природы и людей. Роман «Сад» повествует о сибирской деревне первого послевоенного десятилетия. «Сад» А.Коптелова утверждает необходимость гармонии во взаимоотношении человека и природы. «Нет на свете более мирной и радостной профессии, — говорит писатель от своего имени и от имени своего героя, — чем профессия садовода. Кто вырастил сад, тот не хочет, чтобы его проутюжили танки. Ему дорог и свой сад и сад доброго соседа, дорого все, что создано людьми во имя жизни». Роман «Сад» — одно из любимых произведений А.Коптелова.

В 50-е годы автор активно работает над трилогией «Большой зачин», «Возгорится пламя», «Точка опоры», посвященной событиям революционно-освободительного движения с 90-х годов Х1Х века. Перед читателями развертывается картина молодой революционной России на рубеже веков. Трилогия Коптелова – значительный вклад в художественную Лениниану, документы для создания книг он изучал свыше 15 лет.

В 1979 году А.Л.Коптелов был удостоен Государственной премии СССР за роман «Точка опоры», завершающий трилогию.

А.Л.Коптелов известен как составитель и редактор тематических сборников алтайского героического эпоса, сказок.

В 1978-82г.г. Западно-Сибирское книжной издательство выпустило собрание сочинений писателя в 5 томах. Отдельные произведения автора переведены на украинский, латышский, чешский, болгарский, немецкий, румынский, венгерский языки.

Библиография о творчестве писателя составляет более 800 позиций.

Афанасий Лазаревич был членом Правления Союза писателей РСФСР и членом редколлегии журнала «Сибирские огни».

Писатель награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, двумя орденами «Знак Почета», медалями.

А.Коптелов долгое время жил в г.Новосибирске и станции Издревая Новосибирской области. В 1986 году он удостоен звания Почетный гражданин Новосибирска.

Ушел из жизни в 1990 году.

Всегда помнил писатель о своем крае, он поддерживал значение Алтая для своего творчества: «Что дал мне Алтай? Все. Темы и события, вдохновение в работе на добрую половину моей творческой жизни. Алтай дал краски из своей богатейшей палитры и аромат своих лесов, полей, лугов».

Впоследствие годы жизни Афанасий Лазаревич вел переписку с директором  районного краеведческого музея Михаилом Трифоновичем Коноваловым и Любовью Евсеевной Квасниковой, жительницей Залесова.

Остались строчки из его писем, которые можем прочитать и сейчас:

«…Вы пишите, что Жерновка сейчас «воробью по колено». В мое время она была иной. Отец ставил на ней корчажки для ловли чебаков, а сам я в ней тонул. Но на берегу оказались мужики-помогли мне выбраться из воды.

Эта наша речка примечательна скалой гранита. Там в свое время готовили блоки для опор железнодорожного моста в Барнауле. Думаю, что когда-то делали жернова, не могли же возить их на лошадях за тридевять земель для местных мельниц, сооружаемых на каждой речке. Была большая мельница и на Каменке, вблизи старой дороги на Шатуново…

Вероятно сохранились многие дома? Помню в угловом двухэтажном доме наверху была почта. А как сейчас используется церковь? Когда партизаны спилили колокольню, оказалось, что под самым крестом жили пчелы и был у них довольно большой запас меда.

А что в здании волостного управления? На улице, параллельной Жерновке, был молитвенный дом старообрядцев, построенный из толстенных сосновых бревен.

На главной улице был кооперативный магазин (многолавка) самый большой на всю округу. Может быть и он сохранился. А на горе, по дороге на Пещерку, стоял самый нарядный двухэтажный дом кредитного товарищества, на дворе которого продавались жатки, сенокосилки, сноповязки. Понятно, все американские. Только сеялки были отечественные, изготовленные в Уфе.

И еще. Недалеко от кредитного товарищества на площади стояла огромная «мангазея» — общественный амбар, в котором на случай засухи хранилось зерно: засыпали от всех дворов по количеству посевной площади. Был общественный хранитель.

Поклон селу и окружающим рощам.

С уважением, А. КОПТЕЛОВ».